С тех самых пор, как первый робот появился на горизонте человеческого внимания, люди боялись, что автоматика заменит рабочую силу в нашем мрачном будущем.

Женщина взаимодействует с роботом, предоставляющим информацию пассажирам французской железнодорожной компании SNCF
Женщина взаимодействует с роботом, предоставляющим информацию пассажирам французской железнодорожной компании SNCF

Футурист Джерри Каплан считает, что только в Америке 90% рабочих мест будет потеряно роботам, и что все мы должны этому радоваться.

«Если мы можем запрограммировать машины читать рентгеновские снимки и писать новостные статьи, тем лучше», говорит Каплан. «Обзаведитесь другой работой!».

Однако мало внимания уделяется неравенству в тот период роботизированного правления. Роботами, признает Каплан, будут владеть богатые. «Преимущества автоматизации, естественно, достаются тем, кто может инвестировать в новые системы, и это люди с деньгами. А почему бы нет? Конечно, они пожинают плоды», говорит он.

«Нам не нужно отбирать у богатых, чтобы отдавать бедным. Нам нужно найти способ дать предпринимателям стимулы».

Одним возможным решением 90%-ной безработицы могли бы стать «рабочие ипотеки», когда людям, которых заменили роботы выдавались бы кредиты с погашением за счёт доходов от будущей работы. «У людей должна быть возможность осваивать новые навыки при помощи займов с погашением от будущих доходов», говорит он.

Будет тяжёлый переходный период с большой безработицей. «Плохо то, что для реализации таких вещей должно будет пройти какое-то время».

По мере того, как искусственный интеллект становится всё более интеллектуальным, некоторые технари начинают нервничать. Роботы побеждают в сложных играх и создают предметы искусства, которые уходят за тысячи долларов. В Кремниевой долине мало обсуждают, происходит это или нет, а больше обсуждается, что со всем этим делать: технический инвестиционный инструмент Y Combinator недавно запустил эксперимент по базовому минимальному доходу, в рамках которого людям раздаются небольшие ни к чему не обязывающие стипендии в подготовке к эпохе, когда рабочих мест просто не будет на всех хватать.

«Машины автоматизируют задачи, а не рабочие места. Многие из этих задач требует простой логики или зрительно-моторную координацию», говорит Каплан. «Если ваша работа требует узкого набора обязанностей, то такая работа находится под угрозой».

Он противопоставил рабочие обязанности медсестры-сиделки (с длинным списком видов деятельности, где применяется сопереживание и решение проблем) рабочим обязанностям каменщика (кладка кирпича). Это можно сравнить с пак-маном, пожирающим юриста, водителя или врача, и выплевывающего «менеджера по онлайн-репутации» и блоггера.

Каплан говорит, что появятся новые профессии, и указывает на тот факт, что его работа его дочери ещё 10 лет назад не существовала — она менеджер соцсетей.

Также он говорит, что останутся и другие профессии — теннесист-профессионал, организатор мероприятий, аранжировщик цветов или похоронных дел мастер.

«Никто не пойдет к роботу-похоронщику», говорит он, «как вы себе это представляете?».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *